stavrwolf (stavrwolf) wrote in slavstan,
stavrwolf
stavrwolf
slavstan

Восстание на турецком галеасе русских рабов.


В ночь с 9 на 10 ноября 1642 года Анти-паша Мариоль (турецкий флотоводец) проснулся в своей каюте на галеасе (тяжелый военный парусно-гребной корабль, вооруженный артиллерией) от сильного взрыва. Когда он, бранясь, вышел на палубу, узнать что случилось, перед ним открылась жуткая картина. По охваченному огнем кораблю метались турецкие моряки, кричали раненные и обгоревшие люди, лежали трупы убитых, а галерные гребцы-рабы вооруженные кто камнями кто топором кто отобранным у убитых охранников оружием, во всей этой чехарде методично убивали экипаж. На турецком галеасе вспыхнул бунт!
Анти-паша не успел толком осознать все случившееся, когда на него выскочил гребец-раб вооруженный саблей, Мариоль, не запоминал рабов в лицо, их было на корабле числом 280 и жестокие условия делали век раба недолгим, вследствие высокой смертности состав невольничьей команды часто менялся. Потому анти-паша не мог знать, что перед ним оказался Иван Семенович Мошкин бывший стрелец московского войска плененный крымскими татарами семь лет до этого и проданный в турецкую неволю.
В завязавшемся коротком поединке Иван Семенович без затей зарубил турецкого флотоводца, остальные же выжившие турки, видя всю отчаянность своего положения, предпочли попытаться спастись от топоров и сабель невольников, прыгнув в море. Так успехом завершился бунт русских гребцов-невольников под предводительством Ивана Семеновича Мошкина на турецком галеасе в мраморном море в 1642 году.
Здесь следует сказать несколько слов о предыстории случившегося. Данный Галеас среди прочих судов возглавляемых Анти-пашой незадолго до описанных выше событий выполнял задачу по обеспечению турецкой наземной группировки войск провиантом и боеприпасами, в ходе компании по возвращению крепости Азов, которую за пару лет до этого лихим наскоком захватили и удерживали донские казаки. Компания та для турок закончилась провалом, и возвращавшийся из похода Мориэль понимал, что за провал операции от султана ему ждать ничего хорошего не приходится, решил пересидеть гнев государя в нейтральных портах Мраморного моря. Вместе с его командой состоящей из двухсот с лишним турецких матросов и офицеров, на судне находилось около 280 гребцов-невольников, большая часть из которых (около 210) оказались выходцами из России, так или иначе попавшими в неволю к туркам. И именно в их среде зародилась идея поднять восстание, главным организатором которого и был бывший стрелец Иван Семенович Мошкин, поразивший в том ночном бою турецкого флотоводца.
Иван Семенович был родом из Калуги, проходил службу в стрелецком полку, находясь на южных рубежах в 1634 году со своим дозорным отрядом, под Воронежем попал в татарскую засаду, был пленен и доставлен в Крым, где его уже продали дальше в Турцию на галеры. Так русский стрелец оказался на галере у анти-паши Мариоля. Вместе с ним волею недоброго случая, оказалось множество русских людей, попавших в неволю при сходных обстоятельствах. Были и донские казаки попавшие татарский плен, были и простые крестьяне которых угнали в неволю в ходе очередного набега крымчане, были и дворяне, но всех их уровняла плетка надсмотрщика и кандалы, а объединило желание воли, возвращения в отчизну.
С первых дней своего пребывания Иван Семенович вынашивал планы побега, делился своими мыслями с товарищами по несчастью, вскоре в среде гребцов выкристаллизовался костяк мятежников, и был разработан план. Экипаж галеаса был более двухсот человек, и в открытом бою безоружные рабы противостоять не могли, потому необходимо было как-то нейтрализовать большую часть турок, и раздобыть оружие, чтобы противостоять оставшимся.
Рабов гребцов турки использовали также и в качестве грузчиков, и вот в ходе погрузочно-разгрузочных работ заговорщики начали понемногу воровать порох, кроме того им удалось раздобыть несколько топоров, и спрятать в служебных помещениях большие камни. Через какое-то время гребцы собрали достаточное количество пороха, для того чтобы взорвать отсек в котором размещалась большая часть экипажа не задействованная непосредственно на палубе. И вот холодной ноябрьской ночью было решено действовать. Иван Семенович взялся лично поджечь заряд пороха. Из-за сырой промозглой погоды порох отсырел и долго не загорался, копошащийся с огнем Мошкин привлек внимание турецкого охранника, и он спросил стрельца "что это ты тут делаешь?", "трубку курю" нашелся Иван Семенович, и охранник удовлетворенный ответом отошел в сторону, и тут порох наконец загорелся. Через несколько мгновений грянул взрыв, а притворяющиеся спящими гребцы бросились и в момент перебили охранников. Ничего не понимающие спросонья турки становились легкой жертвой для топоров и камней заговорщиков. На шум и гам из своей каюты вышел сам анти-паша Мариоль, с ним вступил в поединок глава мятежников Иван Мошкин, и в недолгом бою русский стрелец зарубил турецкого флотоводца. Операция была проведена столь искусно, что мятежники потеряли лишь одного человека убитым и двадцать ранеными.
После удачно исхода восстания новые хозяева корабля решили плыть на Запад, так как все восточное побережье было под турками. Семь дней и восемь ночей плыли восставшие до острова Сицилия где пришвартовавшись в порту Мессина, вызвали удивление и восхищение у местных жителей. Однако администрация города была не в восторге от нежданных гостей, было не понятно что делать с этими сбежавшими из турецкого плена русскими, но для начала команде галеаса запрещено было покидать судно, и во исполнение этого запреты к кораблю приставили охрану. Воду и еду нашим людям продавали за большие деньги, и по прошествии времени богатые трофеи захваченные восставшими на галеасе закончились, и тогда местная администрация предложила им остаться и служить. испанской короне. Но русские люди не захотели оставаться на чужбине, и за щедрое предложение поблагодарили, но ответили отказом. В конце концов их отпустили на все четыре стороны при условии что корабль достается в собственность испанскому государству, тоска по Родине была столь велика что наши люди без промедления согласились на все, лишь бы скорее продолжить путь домой. Два долгих года бывшие турецкие невольники шли по Европе, и во всяких странах их встречали с почестями, одаривали, и звали на службу, ибо слух о невероятных приключениях русских в турецком плену шел впереди них. Но всякий раз наши люди вежливо благодарили, но отказывали влиятельным европейским государям.
По возвращению же в Россию Иван Семенович Мошкин написал царю челобитную в которой описал все свои приключения откуда мы и знаем об описываемых выше событиях. Также эта история впечатлила неизвестного итальянского автора, который в тоже время выпустил брошюру описывающий подвиг наших людей. Что же касается дальнейшей судьбы Ивана Семеновича то нам известно лишь то, что он был вновь принят на стрелецкую службу и продолжил служить России.
Tags: Стрельцы, Турция, гордость, свобода, турки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments